среда, 18 февраля 2015 г.

О том как песня строить и жить помогает


Исход лета. Северский Донец. Раннее утро. Полузаброшенная база отдыха. Дощатый однокомнатный домик с верандой. На веранде шезлонг. На шезлонге я, с кружкой парного молока в руках. Красота! И даже кружка молока этой красоты испортить не в состоянии. Как там сказал премудрый Кола Брюньон? "Я не против молока, только бы его не пить!" . Отличная фраза! Или это он о воде сказал? Какая разница? Всё равно от души. Может быть кто-то меня спросит, что я делаю в этом странном месте? Открою страшную тайну. Занимаюсь я тут непростым делом. Отдыхаю. Но не от трудов праведных, в коих замечен не был. Я отдыхаю от отдыха.
.
  А как вы хотели? Три недели в Ялте, Алуште, Гурзуфе и остальном ЮБК. Три недели
издевательств над собственным организмом, и моралью окружающих. Хотя окружающие частенько
мне в этом помогали. Не сам же я поглощал килограммы шашлыка и коньяка? И не сам же куролесил по ночным кабакам и тёмным улицам? .Самому бы мне было скучно. Так что после такого отдыха, отдыхать надо обязательно. Пускай это звучит тавтологией, из песни слов не выбросишь, это же не музыка. Обычно после изнуряющего отдыха на курортах, я выкраиваю недельку-другую. Выкраивать мне эти недельки-другие очень просто - я безработный.
.
  Выбираю я для таких целей базы отдыха или пансионаты вроде этого. Чтобы был минимум
удобств, и минимум народа. Эта база меня устраивала на все 100%. Кроме меня на ней отдыхала всего одна семья. Муж, жена, пара детишек. Муж пропадал сутками на рыбалке. Удивительно, но мало того что глава семьи приносил много рыбы, так эта глава постоянно возвращалась с промысла трезвой. Жена стряпала, тоже сутками, на огромной электроплите, в основном уху. Остальной улов засаливался и вывешивался на сушку вокруг их домика. К особому общению эта пара не располагала, о чем я не очень переживал. Рыбных запахов мне хватало и на расстоянии. .Но даже при таком отдыхе, необходимо общение, и общался я с Петрухой, матросом-спасателем здешней спасательной станции.
.
  Давным-давно, еще при царе Леониде Бровастом, довелось некоторое время и мне служить спасателем. Служба эта была серьёзна и ответственна. Как говорил наш боцман; "Пришел на работу раз в четыре дня (дежурили сутки, через трое), выпил два пузыря шампанского, поимел какую-то отдыхающуюся, переночевал, и в конце месяца зарплата - 78 целковых". Так что жить можно было. Хоть и не богато, но зато весело. Недостаток прожиточного минимума с лихвой компенсировался ночным браконьерством, и дневным, но подпольным автосервисом прямо на территории спасалки. .Так, что ничего удивительного в нашей дружбе с Петрухой не было. Это только в литературе притягиваются противоположности. В жизни притягиваются личности исповедующие одну религию. У нас с Петрухой и была такая религия - отвращение к труду. Пётр заступал на дежурство в восемь, но поскольку ночевал он на спасалке, всё это было условно, как и многое другое в его службе. Так, например, он был единственный матрос-спасатель, он же единственный водолаз, единственный моторист, единственный медбрат, и даже единственный начальник спасательной станции. Такого штатного расписания не предполагалось даже для спасательных постов, а не то что для полноценных спасалок.

.
   Во время второго совместного моления общему богу, под недетскую самогонку, Петруха
выложил мне гениальную схему своей службы. Схема была проста, как и всё гениальное. Пётр Игнатьевич, оказывается принял к себе на работу всех своих дальних родственников. С условием, им стаж и пузырь на рыло в день получки, ему всю остальную зарплату. Ближних родственников он на службу не брал, в виду одинаковости фамилий. Прихватив с собой предмет культа, в виде водки 0.7, я отправился к Петрухе на богослужение. Сам Донец, и спасалка были отделены от базы неширокой но густой рощицей. Продравшись через заросли, я к своему удовольствию, увидел что Игнатьевич к утренней мессе готов. На столике под навесом, было выложено столько снеди, что первая моя мысль была не торжественна: "Бля, 0.7 не хватит". Эх, знать бы что тебя ждёт, через пару минут.
.
   Только мы уселись и разлили, как из за поворота раздался истошный крик: "ТОНУ!!!". Может мы с Петрухой и сачки, может и шланги гофрированные, но на такой крик реагируем, как положено. Не прошло и минуты, как Петруха уже бежал на выход с аквалангами, а я догонял его сматывая, на ходу, фал конца Алексндрова, для правильного броска. Вы знаете, что это за хрень, конец Алексндрова? Нет? Потом расскажу. Бежали мы метров 600-700. Крик всё повторялся. Голос был явно женский. В голову лезла дурацкая мысль; "Кто запишет в журнал, тревожный вызов?". Вот что значит школа социализма. Первое запись в журнал, всё остальное потом.
.
  То что мы увидели, моментально охладило наш спасательный пыл. В воде почти по плечи
стояла девушка, и тёрла волосы куском мыла. Но при этом она еще и пела. При чем пела только один припев некогда популярной песни. И пела своеобразно. Тихим мелодичным голоском она начинала: "Ты пойми я..." и тут же срывая связки орала :"Тону!", и так без остановки: "Ты пойми я ТОНУ, ты пойми я ТОНУ!!!". Мы молчали, тяжело дыша. Сопрано промыло глаза от мыльной пены и тут увидело нас. "Чего уставились извращенцы, мокрых девушек никогда не видели?" заверещала мыльная певица. То что сказал Петруха мы лучше опустим. Не хорошо он сказал, даже грубо.
.
 
Я же молча готовил к броску конец Александрова. На всех спасалках вместо настоящего конца Александрова, не чего ржать, повсеместно применяется обычный пенопластовый спасательный круг, который тем не менее весит кг. 5. Это от обязательных покрасок масляной краской два раза в год. Привязан такой круг к тонкому, длинному и очень прочному фалу. Профессионал должен бросать такой инвентарь на 40 м. С прицельной точностью +/- 0.5 м. Стараясь не попасть в голову тонущего. И вот я, молча, раскручиваю пресловутый конец у себя над головой. Со стороны я наверное кажусь ковбоем отлавливающего быка на лассо. Петруха пытается меня остановить, но как-то неуверенно: "Не надо Воха". Я и сам знаю, что не надо, но продолжаю метить в голову новоявленной Афродиты.
 Владимир Крымов

.  И я прав, я не должен попадать в голову тонущего. Но ни где не сказано, что я не должен
попадать в голову моющегося. До цели метров пятнадцать. Тем не менее я промазал. Наверное старею.

Комментариев нет :

Отправить комментарий

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11